Стихи
"Вестник Европы" 2006


***

Может, стишок – шажок
по направленью к Свану,
может, стишок – стежок
девочки, шьющей саван,
может, стишок – флажок,
мол, планета открыта,
а может, слуховой рожок
доктора Айболита.

***

Не инструмент, не исполнитель, не композитор –
органный мастер: настроить орган перед концертом,
во время концерта находиться внутри органа
на случай, если что-нибудь выйдет из строя.

***

Каллиграфически, курсивом
живем. Простое стало ясным.
Рожденные в любви красивы.
Взращенные в любви прекрасны.
Срисован с почерка Петрарки,
курсив не ведает измены.
Отныне – ни одной помарки.
Умершие в любви бессмертны.

***

Поцелуй – глагол повелительного наклоненья.
Поцелуй велит – поцелуй еще.
По его веленью, моему хотенью
целую плечо, ключицы, плечо,
как будто плету золотую кольчугу,
как будто она тебя защитит
от слабости, равнодушия друга,
угрызений совести, детских обид.

***

Сколько мне лет?
Да когда как.
Сколько мне зим?
В два раза больше.
Сколько мне весен?
Шесть с половиной.
Осеней? Сорок
Стукнет весной.

***

Эта монета – морю,
чтобы скорей вернуться.
Эта монета – нищей,
чтобы скорей ушла.
Эта монета – Богу,
чтобы вернуться к морю.
Эта – глаза задраить.
Эта – во сне сосать.

***

Отними и ребенка, и друга,
И таинственный песенный дар.
А.А.А.
Отчизна: потерянный май
Измайлова или Е-бурга…
А песенный дар – отнимай
в обмен на ребенка от друга.

***

Каждая родинка кожи родной
как икона намолена.
Пальцы сплету у тебя за спиной –
мир застегну на молнию.
Будущей жизни густой творожок,
звезд вино водолеево,
ласки походный двуспальный мешок,
чтобы спать на земле и в…

***

Над мирными заливами
надменно пролетая,
твою страну счастливую
листаю, не читая.
Еще ничто не названо,
но взяты на заметку
деревьев возле насыпи
приветливые ветки…

***

Сокровище, сокрытое в крови…
Не обращенье – кровообращенье
к тебе: живи, душа моя, живи,
не сомневайся, не проси прощенья
у горя и пощады не проси
у счастья, но, весенне невесома,
за тонкий стебелек себя неси,
сама попутной музыкой несома.

***

Поцелуй огонек затеплит
и раздует… Четвертый год
мой цветок на твоем стебле
распускается и цветет.
Пчелы, бабочки над постелью…
Нет, не годы – века, века
мой цветок на твоем стебле
распускается, распуска…

***

Кому тоскливей? –
Зимнему дереву,
заглядывающему в окно
зимнего сада,
или дереву зимнего сада
в середине лета?
Принц и нищий.

***

Пресуществленье долларов в караты,
воды – в потоки лучшего вина…
Адам и Ева не были женаты.
А значит, я такая не одна.
Эрато, та и вовсе не почата
и как январский мрамор холодна.
Зачем же ты диктуешь мне, Эрато,
слова: жених, невеста, муж, жена?

***

Обмирая, хмелея, ликуя,
одиночество пишет с натуры
на другом берегу поцелуя
одинокую чью-то фигуру.
На цветущем лугу. Акварелью.
Тонкой кисточкой. Мокрой ресницей.
Обмираю. Ликую. Хмелею.
Солнце медленно в море садится.

***

Оглядывайся: где же ты? –
закрыв глаза, смакуй
цветущей липы-девушки
воздушный поцелуй…

***

Звезды над барами
сквозь конопляный дым…
Взявшись за старое,
станешь ли молодым?
Можно ли бешеный
воющий страх обмануть,
взявшись за нежную
теплую девичью грудь?

***

– Я тебя люблю.
– Я тебя тоже.
– Я тебя люблю.
– Я тебя тоже.
– Я тебя тоже люблю.
Что, нечем крыть?

***

НА тебе слово божественное.
Тело блаженное нА тебе.
Свадебные путешественники,
медовые лунатики
(сон поцелуя слаще ли?
Рук неразлучность порука ли?)
вечером ночь выращивали,
день до утра баюкали…

***

Мальчик-с-пальчик Адам
плюс дюймовочка Ева
возле древа-бонсай.
Ну, давай,
изгоняй.

***

Женщина движется четвертями,
дитя восьмыми,
пес шестнадцатыми долями
бежит за ними,
и всю компанию у калитки
встречает кто-то:
фермата взгляда, лига улыбки…
Целая нота.

***

Заметалось междометье,
захлебнулось поцелуем…
Репетируя бессмертье,
колыбельную танцуем.
Тай на верхнем небе, тайна
говоренья, растворенья!
Нежность, нежность – обещанье
Повторенья, повторенья.