ПО МОЕМУ ХОТЕНЬЮ



* * *
О чем? О выживанье после смерти
за счет инстинкта самосохраненья,
о мягкости, о снисхожденье тверди
небесной напиши стихотворенье.
SOSреализм вот метод: каждой твари
по паре крыльев рифм воздушных весел,
чтоб не пропали, чтобы подгребали,
чтоб им дежурный голубь ветку бросил
небесной яблони, сиречь оливы,
цветущей, пахнущей, вечновесенней...
О том, что умирание счастливым
заметно облегчает воскресенье.

* * *
Трогающему грудь:
Знаешь, какою она была?
Обнимающему за талию:
Знаешь, какою она была?
Ложащемуся сверху:
Знаешь, какою она была?
Берущему:
Знаешь,с какими
Я
была?

* * *
Чело от волос до век,
до нижних: се человек.
А ниже, от век до плеч,
им овладевает речь.
А ниже, от плеч до пупка,
им овладевает тоска.
А там, от пупка до колен,
томление, глина, тлен,
конец и начало всего...
А ниже нет ничего.

* * *
Сняла глаза, как потные очки,
и, подышав, подолом их протерла,
походкой удлинила каблуки
и ласками прополоскала горло,
и вышла в свет. И свет глаза слепил,
и с ног сбивал, и бился в горле комом,
и мир, который был и мал, и мил,
явился юным, злым и незнакомым.
Знакомиться с чужими не моги,
с мужчинами на улице тем боле.
Бегом домой: в коробку каблуки,
глаза в раствор (довольно слабый) соли.

* * *
Граждане марионетки,
уклоняйтесь от объятий!
Перепутаются нитки
от лодыжек и запястий,
не распутать кукловоду.
И повяжут, и оженят.
И тогда прощай свобода
мысли и передвиженья.

* * *
У святителя вместо спины
штукатурка церковной стены
У нечистого вместо спины
шоколад глазурованной тьмы
У политика вместо спины
неубитая шкура страны
У любовника вместо спины
обратная сторона Луны

* * *
прикосновение чем легче тем нежнее
наинежнейшее не задевает кожи
но продолжает быть прикосновеньем
но воплощает нежность в чистом виде
предвозвещая: кожа глиной станет
а нежность станет теплотой и светом
так нежность плоть к бесплотности готовит
и учит о бессмертии молиться

* * *
Я дождевой червь,
я гений пути,
я властелин земли,
я глотаю ее,
ею поглощенный,
я в ней, а она во мне,
путник и путь,
иероглиф и раб
дождя.

* * *
Слово, слово, что там, в начале?
Раскладушка, на которой меня зачали
по пьяни, по неопытности, по распределенью,
по любви, по кайфу, по моему хотенью...

* * *
Мгновение в полете мотылек.
Лови, лови! В ладонях шевеленье
щекотно. А раскроешь там листок,
еще не желтый, но уже осенний.
Тогда клади его между листов
не Песни Песней Бытия, Левита.
А завтра Ч не нашелся, был таков.
Видать, вернулось в стадо мотыльков
мгновение, что было мной убито.

* * *
Как нет на нет суда?
Как раз на нет и суд,
а нет суда на да.
Встать, суд идет. Идут
плоты веков, плотва
немых, забытых лет.
Плотва всегда права.
Да, нет суда на нет.

* * *
Мораль есть нравственность б/у,
весьма поношенное платье.
Я видела ее в гробу,
она меня в твоих объятьях.

* * *
телефонные кнопки
похожи на четки
Господи помилуй
занято

* * *
Просеивают птицы тишину
сквозь мелкое серебряное сито.
Сосна сосне: сосни, и я сосну.
Закат рассвету: прощено, забыто.
Где, как не в Доме творчества, поймешь,
что счастья нет, но есть покой и воля,
что изреченная, конечно, ложь,
но в изрекаемой есть все же доля...

* * *
Пером летучей мыши:
Я слышу, слышу, слышу!
Перышком из подушки:
Закладывает ушки.
Паркером-пеликаном:
Неявственно, туманно...
И вечным, золотым:
Умолкло. Помолчим.

* * *
Положена солнцем на обе лопатки,
на обе босые чумазые пятки,
на обе напрягшиеся ягодицы,
на обе ладони, на обе страницы
забытого кверху обложкой Золя,
на оба твоих полушарья, земля...

* * *
Как засыпается на лаврах?
сбивая простыни в комок.
Как почивается на лаврах?
без задних ног, без задних ног.
Как просыпается на лаврах?
С трескучей болью в голове.
Как любится на них, на лаврах?
Так не впервой же на траве!

* * *
Заснула со строкой во рту.
Проснулась нету, проглотила.
Потом весь день болел живот.

* * *
Тонула. За соломинку
в глазу чужом
хваталась утешение
тонуть вдвоем.
А если бы заметила
бревно в своем,
тогда бы оба выплыли
верхом на нем.

* * *


Любовь тенор-альтино*
Ты понял меня, скотина?


* * *

Мужской альтовый голос.

* * *
Как у того осла морковь,
перед лицом зеркало.
Долго, к себе питая любовь,
я за собой бегала.
Всё. Надоело. Отгорожусь
лицами и страницами...
И, как в зеркале, в них отражусь
глупой голодной ослицею.

* * *
О жизни будущаго века
на языке веков минувших...
О паюсная абевега
столетий, плавником блеснувших,
о путь от берега до брега
как от порога до порога!..
О жизни будущего века
я знаю много меньше. Много.

* * *
гром картавит
ветер шепелявит
дождь сюсюкает
я говорю чисто.